НТС

НАРОДНО - ТРУДОВОЙ СОЮЗ
РОССИЙСКИХ СОЛИДАРИСТОВ

Не в силе Бог,
а в Правде!

Александр Невский

Ссылки
Литература
Литературные рецензии
Главная страница
1.Солидаризм (Национальная идея России)
2.О текущих событиях
3.Литература НТС
4.Персоналии
5.История
6.Казачество
7.Территориальное управление. Геокибернетика
8.Национальная политика
9.Христианско-демократическое движение
10.Реформы вооруженных сил
11.Церковная жизнь
12.Историческая правопреемственность
13.Реституция собственности
14.Интеллектуальное творчество
15.Молодёжная политика
16.Крестьянский вопрос
17.Народонаселение: воспроизводство и качество
18.Физкультура и спорт
19.Этноконфессиональные вопросы
20.Коррупция
21.Экология
22.Избирательное право
23.Программа и устав НТС.Как вступить в НТС
24.Внутренние дела НТС
25. О сайте. Отклики. Авторы

Стрелы НТС

Наша рассылка через Subscribe.Ru
Стрела НТС
Ваш e-mail:


АУДИО МАТЕРИАЛЫ

14.Интеллектуальное творчество



ТОВАРИЩИ УЧЕНЫЕ, ДОЦЕНТЫ С КАНДИДАТАМИ…



Классическая наука Нового времени, с достижениями которой связаны крупнейшие преобразования в жизни человеческого общества и даже колоссальное изменение самого облика планеты, ныне переживает ощутимый кризис. Опытно-экспериментальный путь познания и вырастающее из него построение теоретических каркасов, умозрительных схем не оправдали связанных с ними надежд. Попытки создать "окончательную", универсальную теорию, стремление рационализировать тайны Мироздания привели к образованию логических клеток, в которые теперь заперто человечество. Небывалый количественный рост исследовательских работ, многократное приращение формального знания уже не вызывают былого восхищения возможностями науки, а, напротив, порождают растерянность перед информационным хаосом, стимулируют состояние всеобщей раздражительности, нервозности, психической неуравновешенности. При всем обилии средств комфорта, усовершенствования быта и коммуникаций создается впечатление всеобщей неустроенности мира. На рубеже тысячелетий явственно ощущается духота общественной атмосферы.

Дальнейшее развитие в рамках существующих сциентистских парадигм, дошедших до логического тупика, в котором идея прогресса сменилась состоянием калейдоскопа, не представляется возможным. В этом калейдоскопе можно создавать бесконечное количество причудливых узоров из ограниченного количества элементов. Человечество превратилось в капризного ребенка, требующего новых игрушек. Непонятно даже, чего больше в данном состоянии: детского инфантилизма или старческого маразма? Соответственно сформировался особый политический порядок, в котором господствующие круги заинтересованы держать общество в состоянии блаженного идиота. Такая политика напоминает действия "заботливых" родителей, которые хотят, чтобы их дитя вечно оставалось в состоянии младенчества: умилительно дрыгало ручками и ножками, пускало слюни, пачкало пеленки, гремело погремушками.

Реальность выбивает всяческую основу из-под подобной ублюдочной идиллии. Но целевая установка остается прежней: обеспечить индивидууму наибольшее количество "благ", избавить его от всяческих забот. В этом мире наука превратилась в служанку бессмысленных кадавров, созданию которых она сама способствовала. Желание кадавров стало законом для научных работников. Для них изобретаются пилюли с микроэлементами, укрепляющие плоть, создаются унитазы и биде с подогревом на полупроводниковых схемах, целые институты включаются в борьбу с беспокоящей кадавров перхотью. Последняя проблема, над которой бьются ученые: как избавить кадавров от забот о продолжении рода и поставить на поток их промышленное производство методом клонирования.

Сами ученые перестали осознавать мировоззренческую убогость своей методологии. Они с энтузиазмом включились в рыночную игру, променяв Божий дар на морковку. Для униженного, плебейского положения науки в системе капиталистической экономики была изобретена респектабельная формулировка о "превращении науки в непосредственную производительную силу общества". Фактически же научный поиск был низведен до решения достаточно примитивных утилитарных задач, направленных в рамках интересов "ветхого Адама" и вовлекающих интеллектуальные силы в бесперспективный "бег в никуда" по замкнутому кругу.

Продолжающееся дробление научных дисциплин, почкование исследовательских программ по принципу удовлетворения конкретных экономических или политических запросов по инерции воспринимаются как "прогресс". Но одновременно с "прогрессом" удивительным образом наблюдается деградация самого человека, распад общественных связей, нивелировка социума. Духовная сфера повседневной жизни повсеместно вытесняется технологическими процессами обеспечения жизнедеятельности, эрзацами общения и индустрией примитивных развлечений. Происходит блокирование формирования личности, духовные ценности подменяются возрастающим информационным мусором.

Может возникнуть вопрос: а какое, собственно, отношение имеет к этому наука? Ответ не может быть сформулирован в тривиальных утверждениях. С одной стороны, наука вписана в общественные отношения, выполняет определенные социальные функции, решает возникающие задачи. С другой стороны, она призвана служить ориентиром для социума, открывать ему новые пути развития, прогнозировать характер событий, формировать разумное, а не импульсивное отношение к действительности. Но такой подход - вовсе не пример диалектического единства, а элементарное канцелярское начетничество. При формальной правильности в нем нет понимания сути самого процесса, соотношения его частей, их взаимосвязи.

Феномен науки заявил о себе как о могучем социальном явлении одновременно с формированием европейского капитализма. Научная мысль, находившаяся до этого на обочине общественного развития, оказалась востребованной в массовом производстве. В него вовлекались и природные силы, и сам человек. Обслуживающая производство наука постепенно стала рассматривать все природные и общественные явления исходя из его интересов. Процесс капиталистического накопления автоматически переносился на общественное развитие. Так родилась теория прогресса. В ее основе лежала простая посылка, утверждавшая, что общество развивается прямолинейно (от низших форм к высшим) путем постоянного возрастания потребительских благ. Все духовные искания предшествующих эпох, интеллектуальные прозрения древних мыслителей объявлялись утратившими актуальность, а огромные пласты народной культуры записывались в разряд предрассудков.

Таким образом, понятие "буржуазная наука" - вовсе не идеологический штамп, а обозначение вполне определенного исторического феномена, обладающего четкими методологическими установками. В качестве основных из них можно выделить: субъект-объектная дихотомия, представление о целом как о механическом соединении частей, редукционизм (сведение организма к механизму, социального к биологическому, психологии к физиологии и т.д.). В социальном плане неотъемлемыми свойствами буржуазной науки являются: утилитаризм, прагматизм, примитивный универсализм (объяснение всех явлений исходя из искусственной теории, опирающейся на случайный набор эмпирических фактов). Не случайно, что такой фактор "духовного производства" закономерно привел к фактической деградации, примеры которой приводились в начале статьи.

Можно назвать и другие явления, которые были привнесены и закреплены в массовом сознании буржуазной наукой, отложились в целевых установках, поведении и психологии людей. Субъект-объектная парадигма привела к созданию ярко выраженных индивидуалистических концепций, в которых другие люди и весь мир рассматриваются с точки зрения узкоэгоистических интересов. Частнособственнический инстинкт, опирающийся на механистическую картину мира, вызвал дробление природы и общества, хищническое присвоение планетарных ресурсов и общественных богатств. Сведение смысла человеческой жизни к принципу удовольствия как синониму счастья завершилось распадом семей, обилием случайных половых связей, повальным пьянством и наркоманией. Замена органического видения жизни механистическими конструкциями сделала неизбежным обвальный рост бюрократических структур, репрессивного аппарата, удушила общества обилием технократических проектов, канцелярских проволочек и синдромом тотальной слежки.

Попытка разомкнуть заколдованный круг была предпринята К.Марксом. Колоссальные интеллектуальные усилия этого мыслителя были направлены на пересмотр методологических установок буржуазной науки. Он буквально перетряхнул все основные положения классической политэкономии. Его критические стрелы часто били точно в цель. Энергетический заряд марксизма был столь высок, что сформировал целую армию сторонников, а в ХХ веке привел к созданию Советского проекта.

Однако интеллектуальное движение, начатое марксизмом, не получило развития. Сам Маркс, подвергнув критике механистические буржуазные теории, не перешел на позиции органического понимания мира. Концепция "прогресса" была модифицирована, но не отброшена. Мировоззренческая позиция людей рассматривалась как производная от экономического базиса. Подобный редукционизм вполне устраивал политических адептов марксизма, был удобен в плане социальной практики и подчас доводился ими до карикатурных форм. Большинство пороков буржуазной научной методологии сохранялось и при "развитом социализме". Не будучи закрепленными в мировоззрении людей, антибуржуазные установки так и не приобрели системного содержания, носили ситуативный и импульсивный характер, быстро сменились мелкобуржуазными потребительскими интересами.

Абсолютизировав понятийный аппарат "Капитала", который, в свою очередь вырастал из системы научных знаний XIX века, последующие поколения марксистов постоянно сужали мировоззренческую базу своего учения, приспособляли его к решению прагматичных политических задач, то есть сами скатывались к парадигмам буржуазной науки. По определению Маркса, наука - это прикладная логика. Вместе с тем он утверждал, что существует "единственная наука - наука история". Очевидно, что родоначальник исторического материализма придавал истории особый статус в ряду других наук, считал ее ключом к пониманию многообразия проявления человеческих качеств. Принцип историзма рассматривался Марксом в качестве краеугольного камня будущего коммунистического миросозерцания.

Политические перипетии ХХ столетия заслонили мировоззренческую проблематику. Противоборствующие системы сводили друг с другом счеты, опираясь не на глубинные различия в духовной конституции народов, не на коренные расхождения в мировоззрении, а исключительно с помощью идеологических дубинок, уничижительных ярлыков и пропагандистских клише. На обслуживание пропаганды была мобилизована и историческая наука. Конъюнктурность большинства работ как советских ученых, так и советологов оправдывали определение истории как "политики, обращенной в прошлое". Хотя, с точки зрения здравого смысла, настоящие политики должны ставить перед учеными противоположную задачу: выяснить происхождение современного положения, представить картину вызревания существующих общественных явлений, выявить таким образом их генетическую формулу. Только после этого можно адекватно руководить социальными процессами.

Большую роль играет также стиль научных работ. Предметом исторического исследования является жизнь конкретных людей. Между тем большинство историков просто не в состоянии описать явления жизни соответствующим языком. Идет ли речь о древних цивилизациях, культуре Возрождения, наполеоновских войнах или Октябрьской революции - везде присутствует лишь нагромождение неуклюжих наукообразных конструкций. Канцелярский стиль учебников заставляет усомниться в существовании всемирной истории и наводит на мысль, что все указанные события придуманы в одной конторе. В свое время Сервантес сказал, что "лживых историков следует казнить как фальшивомонетчиков". За профанацию исторического знания также следует ввести соответствующее наказание. Впрочем, еще И.В.Гете отметил:
                          А то, что духом древности зовут,
                          Есть дух профессоров и их понятий,
                          Который эти господа некстати
                          За истинную древность выдают.

С установлением на территории России базарно-рыночных отношений лживость историков увеличилась в геометрической прогрессии. Писать они стали, конечно, занимательнее. Но к подлинной науке это имеет отдаленное отношение. Желание потрафить вкусам обывательской публики и заработать на конъюнктуре в короткий срок образовало на книжных лотках залежи "исторической клубнички". Достаточно перечислить некоторые названия: "Страсти у трона", "Любовники Екатерины", "Кремлевские жены" и т.п. Поточным методом изготовляются псевдоэнциклопедии: "Короли и императоры", 1000 знаменитых любовников, преступников, тиранов (нужное вписать!). Такого же уровня и многие опусы, которые выдаются за научные откровения. В качестве наиболее известных можно назвать наскоро сляпанный пасквиль о В.И.Ленине Д.Волкогонова и лихие набеги на советскую историю В.Суворова (Резуна).

Обыватель не хочет утруждать себя серьезным знанием истории, вникать в сущность трагического хода событий. Но он стремится щегольнуть начитанностью, блеснуть познаниями на очередной тусовке. Применительно к его уровню издается большое количество макулатуры. С экрана телевизора его просвещает мелодраматический декламатор Э.Радзинский. С такими помощниками обыватель бродит по разным эпохам и везде находит самого себя - самодовольного прожигателя жизни: то в императорской тоге, то в царской мантии, то в кителе генералиссимуса. Такая вот получается удобная история. Философ В.Розанов писал: "Анекдотом истории не объяснишь. А ведь наши историки, если попристальнее на них посмотреть, суть анекдотисты".

Историк должен быть ориентирован на кропотливую работу. Свой талант он посвящает не удовлетворению вкусов публики, не выполнению пожеланий начальства, а высшему суду совести, для которой существует один критерий - истина. Прежде всего ему самому надо выработать историческое сознание, жить в пространстве Истории. Он должен общаться с людьми прошлых эпох, жить их заботами, стремлениями, надеждами, заблуждаться вместе с ними, страдать, искать выход из безнадежных ситуаций, радоваться внезапным озарениям. Это - гуманистическая сторона Истории. Но у нее есть и скрытая, таинственная сторона, связанная с Высшим замыслом, Судьбой, Провидением, Мировым Законом. Эта загадка также входит в сферу притязаний историка. Он пытается решить ее вместе со всеми предшествующими поколениями, опираясь на их богатый и многообразный опыт.

В этом смысле история - не "прикладная логика" для решения конкретных задач. История - создатель самих целей, генератор идей, мощный корректор общественных ценностей. История формирует мировоззрение, это - мировоззренческая наука. История смыкается с искусством по своему творческому потенциалу. Но если от искусства можно попытаться спрятаться, то от Истории уклониться невозможно - мы все находимся внутри нее. Надо только проникнуться этим сознанием, уяснить, что через нас осуществляется замысел Творца. И знание истинной Истории позволяет проникнуть в эту тайну. Настоящее историческое сознание позволяет преодолеть эгоистические комплексы, делает личность человека могучей силой, поскольку через нее проходит связь прошедших и будущих поколений. Историзм мышления - основа нового мировоззрения.

Юрий Епанчин

1996г.



                                                                                                                                                                                                                                                                   

Copyright © Александр Панкратов. E-mail: nts1951@yandex.ru