НТС

НАРОДНО - ТРУДОВОЙ СОЮЗ
РОССИЙСКИХ СОЛИДАРИСТОВ

Не в силе Бог,
а в Правде!

Александр Невский

Ссылки
Литература
Литературные рецензии
Главная страница
1.Национальная идея
2.О текущих событиях
3.Литература НТС
4.Персоналии
5.История
6.Казачество
7.Территориальное управление. Геокибернетика
8.Воссоздание Российской империи
9.Христианско-демократическое движение
10.Реформы вооруженных сил
11.Церковная жизнь
12.Историческая правопреемственность
13.Реституция собственности
14.Интеллектуальное творчество
15.Молодёжная политика
16.Крестьянский вопрос
17.Народонаселение: воспроизводство и качество
18.Возрождение национальной культуры
19.Этноконфессиональные вопросы
20.Коррупция
21.Экология
22.Избирательное право
23.Программа и устав НТС.Как вступить в НТС
24.Внутренние дела НТС
25. О сайте. Отклики. Авторы

Стрелы НТС

Наша рассылка через Subscribe.Ru
Стрела НТС
Ваш e-mail:


АУДИО МАТЕРИАЛЫ



СТАНОВЛЕНИЕ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ОПРИЧНИНЫ



О книге С.А. Павлюченкова «Орден меченосцев».Партия и власть после революции 1917-1929 гг.
М.: Собрание, 2008.



Старшим поколениям в обязательном порядке приходилось изучать историю КПСС. Потом настала эпоха плюрализма и многопартийности. Проблема партийной истории перестала быть привлекательной. О большевиках, конечно, писали, но как бы «в общем ряду», наряду с кадетами, эсерами, меньшевиками, черносотенцами и прочими «альтернативами». Коммунистическое прошлое казалось окончательно изжитым и недостойным практического изучения. Но установление новой партийной монополии в лице «Единой России» вновь делает актуальным исторический опыт РСДРП - РКП(б) - ВКП(б) - КПСС.

Рецензируемая книга представляет собой в высшей степени полезный анализ механизма формирования тоталитарной партии-государства. Начав с разрушения управленческого аппарата старого «эксплуататорского» строя, большевики логикой исторического процесса и собственной доктриной были приведены к необходимости воссоздания рычагов воздействия на общество в формах крайнего насилия. «Диктатура пролетариата» вылилась в невиданного бюрократического монстра. Начав с проповеди равенства и «бесклассового общества», революционеры стали применять рабский труд и массовые репрессии.

Сергей Павлюченков в «Ордене меченосцев» убедительно показывает, что в разоренной революцией и Гражданской войной стране объективно мог существовать только один центр силы. Нищее население не стремилось к многопартийности: «Не до жиру, быть бы живу». Оно готово было смириться с любой, самой деспотичной властью, которая ставила своей задачей усмирение анархии и прекращение хозяйственной разрухи. Тем более, что в начале 20-х годов ЦК РКП(б) продолжал делать ставку на «пролетарский демократизм», то есть открывал дорогу к властным рычагам рабочей массе путем активного вовлечения людей «от станка» в партийные структуры.

Однако преобладание в коммунистических рядах малообразованных людей остро ставило вопрос о специалистах, способных осуществить государственное строительство в опустошенной республике. Результатом стало решение о привлечении представителей старой интеллигенции в сферу государственного управления и народного хозяйства, возвращение рыночного товарообмена и допущение частного предпринимательства - переход к так называемой новой экономической политике (НЭП) взамен надорвавшего силы народа «военного коммунизма».

Но такой поворот вызвал кризис в самой коммунистической партии. Привлеченное лозунгами Октябрьской революции поколение партийцев, мечтавшее об установлении «всеобщего равенства» оказалось деморализованным. Нэпманы и «буржуи», казалось, насмехались над их идеалами. Многие члены партии даже кончали жизнь самоубийством. Целые губернские комитеты в полном составе неделями предавались беспробудному пьянству. Другая часть партийцев встала на путь личного обогащения, брала взятки, якшалась с «новой буржуазией», женилась на нэпмановских дочках. В партии самой обсуждаемой темой стало так называемое «перерождение». Рядовые партийцы все чаще стали требовать за приверженность коммунистической идее материального вознаграждения, поскольку «голытьбу никто слушать не хочет». В партийной печати всерьез обсуждались вопросы: может ли коммунист владеть коровой и выращивать кабанчика, обязан ли член партии сдавать лотерейный выигрыш в партийную кассу?

Не случайно пуританская мораль коммунистической идеологии с переходом к НЭПу стала отвращать от себя рядовых партийцев. В 1921 году началось массовое бегство из рядов РКП(б) рабочих и крестьян. «Авангард пролетариата» лишался своей массовой опоры. Настоящих рабочих в «пролетарской партии» оказалось менее 25%. Народное недовольство, казалось, свидетельствовало о потере авторитета «руководящей и направляющей силы». Анализируя многочисленные факты ропота в российском обществе, эмигрантские теоретики приходили к выводу об обреченности большевистской власти, со дня на день ждали народного восстания. Как говорится, «три ха-ха». Тяжелое материальное положение трудящихся толкало их не к бунту, а в объятия «сильной руки». Население требовало не смены власти, а ее укрепления. Неграмотные массы хотели «царя», который обуздал бы «бояр». И они его получили.

В недрах партийного аппарата выросла фигура могильщика революционной анархии и организатора «нового порядка». В 1922 году для учета партийных кадров и решения мелких организационных вопросов по инициативе В.И. Ленина был учрежден пост генерального секретаря ЦК РКП(б). На этот пост был назначен не входивший до того в число большевистских лидеров Иосиф Сталин. Малоизвестный до того функционер энергично зашелестел бумажками, организовал доскональный учет всех партийных организаций и ответственных работников.

Павлюченков, опираясь на многочисленные архивные документы, показывает, как формировалась система партийной и государственной номенклатуры, тот самый «орден меченосцев», как назвал ее Сталин, а если исходить из русской традиции - то самая настоящая опричнина. Старые большевики испытывали презрение к канцелярской работе. Поэтому Сталина они насмешливо окрестили прозвищем «товарищ Картотеков». Но смеется тот, кто смеется последним. Когда они прозреют, будет уже поздно. Сталин сумел расставить на ключевых постах преданных ему лично людей. С чисто восточной неторопливостью он шел к намеченной цели. Сталкивая лбами различных оппозиционеров, он дискредитировал их в глазах партийной массы, а позднее (при всеобщем одобрении) ликвидировал физически. Только Ленин за год до смерти понял, что Сталин приобрел «неограниченную власть». Но противостоять ей вождь большевиков был уже не в состоянии. Старая гвардия отделывалась шуточками, говоря, что история человечества теперь делится на три периода: Матриархат, Патриархат и Секретариат. В конечном итоге правящая партия превратилась в орудие единоличной власти.

Созданная тоталитарная система не исключала низового демократизма. В книге приводятся сведения, что в некоторых партийных ячейках трудовых коллективов количество собраний доходило до 83 в месяц (по три собрания ежедневно!). К партийным чисткам привлекались беспартийные, которым предоставлялась возможность высказать, что они думают о начальниках. Партаппарат, таким образом, был поставлен между молотом (ЦК) и наковальней (разъяренные трудящиеся). Механизм «добрый царь» - «плохие бояре» был запущен и генеральный секретарь получил всенародную поддержку.

Таким образом, можно сделать вывод, что диктатура вполне может сочетаться с элементами демократии, но она не может быть правовой и либеральной. Истинное правовое государство и либерализм нуждаются в укорененном слое аристократии. Под аристократией в современных условиях следует понимать новую прочную элиту, чье положение не столько обеспечено материально, сколько покоится на глубоком культурном фундаменте, обладающую высоким моральным статусом и развитым чувством ответственности.

Юрий ЕПАНЧИН
                                                                                                                                                                                                                                                                   


Copyright © Александр Панкратов. E-mail: nts1951@yandex.ru