НТС

НАРОДНО - ТРУДОВОЙ СОЮЗ
РОССИЙСКИХ СОЛИДАРИСТОВ

Не в силе Бог,
а в Правде!

Александр Невский

Ссылки
Литература
Литературные рецензии
Главная страница
1.Национальная идея
2.О текущих событиях
3.Литература НТС
4.Персоналии
5.История
6.Казачество
7.Территориальное управление. Геокибернетика
8.Воссоздание Российской империи
9.Христианско-демократическое движение
10.Реформы вооруженных сил
11.Церковная жизнь
12.Историческая правопреемственность
13.Реституция собственности
14.Интеллектуальное творчество
15.Молодёжная политика
16.Крестьянский вопрос
17.Народонаселение: воспроизводство и качество
18.Возрождение национальной культуры
19.Этноконфессиональные вопросы
20.Коррупция
21.Экология
22.Избирательное право
23.Программа и устав НТС.Как вступить в НТС
24.Внутренние дела НТС
25. О сайте. Отклики. Авторы

Стрелы НТС

Наша рассылка через Subscribe.Ru
Стрела НТС
Ваш e-mail:


АУДИО МАТЕРИАЛЫ



ВРЕМЯ ВОЖДЕЙ



О книге: С. Московичи. Век толп. Исторический трактат по психологии масс. М.: Академический проект, 2011.


Старшее поколение, изучавшее марксизм-ленинизм, хорошо усвоило фундаментальное положение исторического материализма, согласно которому подлинным творцом истории являются народные массы, а политические деятели только выполняют волю различных общественных классов. Эта, в целом, стройная теория, однако, не выдерживает столкновения с конкретными фактами действительности. Двадцатый век наглядно показал, что миллионы людей, нередко даже вопреки своим интересам способны подпадать под влияние отдельных личностей и слепо выполнять их волю. Такие личности получили наименование «вождей». Эпоха модерна наглядно показала, что сила влияния и размеры власти подобных людей могут многократно превосходить могущество королей, царей и султанов. Муссолини, Гитлер, Сталин, Мао, Тито олицетворяют собой пределы самовластия, значительно превышающие властолюбивые мечтания традиционных монархов.

И исторический материализм отчасти прав, выдвигая на ведущее место роль масс. Только причины этого влияния заключаются вовсе не в определяющей роли в процессе материального производства, а в особой психологии больших скоплений людей, в период индустриализации и урбанизации образующих новую историческую общность - толпу. Исследованию этого феномена посвятил свой труд французский психолог Серж Московичи.

Собственно говоря, указанный феномен уже существовал в истории человечества во времена Римской империи. Высокодоходные рабовладельческие латифундии привели к разорению мелких общинных хозяйств и выбросили в города массу людей без определённого рода занятий. Они охотно шли в услужение различным политиканам, скандировали на площадях имена своих покровителей, составляли вооруженные наемные банды, нападавшие на политических конкурентов. Эти civitus Romanus (римские граждане) требовали двух вещей - хлеба и зрелищ. В конце концов, городской плебс был взят на содержание римскими императорами. Для него организовали бесплатную раздачу пищи и регулярно организовывали спортивные состязания и гладиаторские бои, на которых плебеи наслаждались кровавыми схватками, делали ставки, дрались между собой и оглушительно галдели.

Император был для плебеев высшим авторитетом. Они готовы были разорвать каждого, на кого он укажет. И властители часто пользовались их услугами. Они издавали проскрипционные списки, в которые вносили имена неугодных. Попавшие в проскрипционные списки объявлялись вне закона, и любой желающий мог их убить. Более того. Убийца, принесший императору голову жертвы, щедро награждался из имущества убитого. Остальное имущество жертвы переходило в казну императора. Плебс рукоплескал расправам Нерона и Калигулы над богатыми патрициями, сенаторами и всадниками. Ведь конфискованное богатство шло ему на содержание. «Многоголовым чудовищем» называли сенаторы римскую толпу. «Толпа не имеет разума», - вторили им философы.

Естественно, что Римская империя выродилась и не смогла противостоять внешнему давлению. Нашествие варваров смело античную культуру, а вместе с ней - и многочисленных плебеев. Каждый снова должен стал добывать кусок хлеба в поте труда своего. Утвердилось сословное средневековое общество, где всяк сверчок знал свой шесток. И только с развитием капитализма, ростом производительности труда, опять появились массы незанятого люда, которые стекались в быстро растущие города. Власть имущие называли их «чернью», сурово их преследовали, но искоренить явление были не в состоянии. Как политическая сила «чернь» заявила о себе в конце XVIII века, в ходе Великой французской революции. Массы парижан, вышедшие на улицы с требованием хлеба, способствовали свержению монархии и казни Людовика XVI. Различные «друзья народа» вроде Марата и Робеспьера разжигали ненависть масс к аристократам и политическим противникам, требовали кровавых расправ, и только диктатура Наполеона заглушила гражданскую войну и перевела бурную энергию нации в сторону внешних захватов. Буйная толпа превратилась в победоносную армию.

Таким образом, феномен толпы наблюдался задолго до того как стали появляться теоретические осмысления этого явления. А научное описание толпы было осуществлено только в начале ХХ века Гюставом Ле Боном в книге «Психология толп». Это объясняется тем, что «вплоть до современной эпохи такие толпы появлялись спорадически и играли лишь второстепенную роль. Они, по сути дела, не представляли особой проблемы и не нуждались в специальной науке. Но с того момента, когда они становятся расхожей монетой, ситуация меняется. Если верить Ле Бону, такая возможность толп влиять на ход событий и на политику посредством голосования или же восстания является новшеством в истории. Это признак того, что общество трансформируется». Происходит разрыв традиционных связей, «вавилонское смешение» социальных ролей и языков. Растерянные, дезориентированные люди стремятся найти новую общность. И такие общности формируются в виде толпы. Толпа - это обретенное единство.

«Толпы пребывают, надо полагать, в состоянии, близком к гипнотическому, под воздействием того странного дурмана, который в каждом вызывает смутное желание влиться в общую массу. Он освобождает человека от груза одиночества. Он его переносит в мир коллективного упоения и торжествующих инстинктов, где он испытывает эйфорическое чувство всемогущества». Толпа способна вызвать как на массовое самопожертвование, так и коллективную жестокость. «Эта несказанная оргия, эта святая проституция души», - говорил Бодлер о тех, кто попадает в такую «массовую баню».

Толпа надиндивидуальна, она не сводится к сумме входящих в нее индивидов. Она сродни живому существу, которое приобретает сознание благодаря внешнему импульсу. Этим импульсом является лидер, вождь, фюрер. Он вдыхает душу в эту аморфную биомассу, состоящую из тысяч тел, ведет ее к поставленной цели. Он напоминает гипнотизера, манипулирующего неким коллективным сознанием. Точнее, он навязывает толпе свое сознание. Подобный харизматик должен быть убежденным демагогом и популистом. Он должен внушить тысячам трусливых обывателей, что они - настоящие герои, миллионам посредственностей, что они - соль земли, что их взгляды представляют высшую мудрость. При этом он должен указать на врагов, которые препятствуют реализации их желаний, тормозят воплощение их мечты. Вождь не прибегает к логическим аргументам, не стремится подробно осветить проблему. Его доводы просты и однообразны, лозунги коротки и доходчивы. Главное - демонстрация непреклонной решимости, что все обещания будут выполнены, а все враги - непременно наказаны.

«Разумеется, вожди эпохи толп имеют общую черту с вождями всех времен - это люди властвующие и правящие. Но, чтобы увлекать и направлять современные народы, они должны обладать специфическими свойствами, которые отличают их от всех остальных. Мы знаем, почему: основное место их деятельности теперь не парламент, не канцелярия, церковь, кабинет или Двор. Они действуют на улицах, форумах и в публичных местах. Власть их не дана парламентом и не освящена церковью. Они получили ее не из рук верховной власти, а в соответствии с логикой идеи, разделяемой толпой. Союзники или враги, от которых все зависит для них, теперь не вожди, представители, монархи, министры, а массы, избирающие их или нет. Почти все решается на встречах с массами. Так, власть вождей, даже если они находятся в господствующем положении, не может искусственно поддерживаться силой или законом, если только она не связывается с верованием, формирующим поступки, мысли и чувства. Если такое верование ослабевает или связь распадается, власть вождей не более жизнеспособна, чем лист, сорвавшийся с дерева».

Юрий ЕПАНЧИН
                                                                                                                                                                                                                                                                   


Copyright © Александр Панкратов. E-mail: nts1951@yandex.ru